на сайт факультета информатики ТГУ
на сайт Томского государственного университета
  


НАЧАЛО О ФАКУЛЬТЕТЕ ИСТОРИЯ В МЕМУАРАХ КОМПЛЕКСНАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ГРУППА

     КОМПЛЕКСНАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ГРУППА



AСУ ТО имеет свою предысторию. Были идеи Перегудова Перегудов Феликс Иванович. Знаменитый томский ученый и организатор науки, доктор технических наук, профессор. По образованию инженер-радиотехник. Был директором радиотехнического завода, где создал заводскую АСУП,
заместителем директора, затем директором НИИ автоматики и электромеханики (НИИАЭМ) при ТИАСУРе. В 1971 году выдвинул идею создания территориальной АСУ на уровне области, сумел заручиться поддержкой тогдашнего первого секретаря Томского обкома КПСС Е.К. Лигачева, сплотил вокруг этой идеи ведущих ученых в области кибернетики из томских вузов. Некоторое время был ректором ТИАСУРа, в 1996 году по рекомендации Лигачева, ставшего во время правления Горбачева вторым человеком в государстве, был переведен на руководящую работу в Москву, где занял пост первого заместителя председателя Государственного комитета СССР по образованию в ранге союзного министра. Умер в 1990 году, не дожив двух месяцев до 60-летия. На здании ТИАСУРа, который теперь называется университетом, на Новособорной площади, установлена мемориальная доска с его барельефом., статьи в газетах, встречи в обкомах, но ничего этого я тогда не знал. Для меня лично АСУ ТО началась с Комплексной группы. Для руководства разработкой АСУ ТО Перегудов предложил воспользоваться описанным в классических книгах по исследованию операций опытом создания смешанных научных коллективов из представителей различных областей знаний. Персональный состав КНТГ был утвержден на уровне Томского обкома КПСС., а в группу меня привел все тот же Медведев. Когда Перегудов начал собирать эту самую группу, то из университета он пригласил двух ведущих кибернетиков – Ф.П. Тарасенко и Г.А. Медведева. Медведев – человек исключительно добросовестный, скромный и порядочный. Он согласился поработать в группе (а тогда предполагалось, что это продлится недолго), но с условием, что пригласят и меня (проблемы поиска темы для кафедры ему как декану были хорошо известны).
Я хорошо помню первые заседания группы. Было это в те самые дни, когда в СССР впервые приезжала канадская профессиональная сборная по хоккею (значит, осенью 1972 года). Сидели мы в подвале главного корпуса ТИАСУРа, в маленькой комнатушке, выделенной для этой цели на кафедре черчения, молоденькая секретарша В.П. Тарасенко кипятила (вот откуда взялась традиция) самовар и пыталась вести стенограмму, а на шкафу стоял портативный телевизор, то и дело отвлекавший всех от научной дискуссии. А дискуссия была на тему "что такое система и системный подход". По мысли Перегудова, работу нужно было начать именно с этого, так как, не определив понятия, нельзя всерьез говорить о системном подходе к проектированию АСУ. Самая же первая попытка о чем-то договориться показала, что это сосем не просто. Сколько людей, столько мнений, – а люди собрались совершенно разные, – речь, прежде всего, идет о различии наук, которые они представляли. Вот первоначальный список участников:
Ф.И. Перегудов (зам. директора НИИ АЭМ, доцент)
В. Буран (к.э.н., зав. кафедрой ТПИ);
Б.А. Гладких (к.ф-м.н., зав. кафедрой ТГУ);
В.М. Люханов (к.т.н., зав. кафедрой ТИАСУРа);
Г.А. Медведев (д.ф-м.н., зав. кафедрой ТГУ);
Н.Р. Сапунов (к.ю.н., зав. кафедрой ТГУ);
В.П. Тарасенко (д.т.н., зав. кафедрой ТИАСУРа);
Ф.П. Тарасенко (к.ф-м.н., зав. отделом СФТИ).
Спорили до хрипоты, диктовали в стенограмму согласованные определения, а назавтра, читая ее, отказывались от своих слов, и все начиналось сначала. Стало ясно, что с наскока эту проблему не решишь, нужно время и нужен специалист с более широким кругозором – скажем, философ. Стали перебирать возможные кандидатуры и остановились на профессоре В.И. Сагатовском – зав. кафедрой философии мединститута. Но как его привлечь? Ведь у него своих забот хватает... Перегудов позвонил в обком. Через час комплексная группа сидела в кабинете секретаря обкома П.Я. Слезко. Он внимательно выслушал просьбу, вызвал помощника и приказал немедленно доставить Сагатовского. Минут через 20 доктор философии вошел в кабинет, растерянный и слегка бледный (его разыскали дома, и на черной "Волге" без объяснений привезли прямо в обком). Узнав о цели вызова, слегка успокоился, но на своих будущих коллег и друзей посмотрел подозрительно и сказал, что попробует помочь, но не знает, что из всего этого получится. Тут же было решено всем вместе оторваться от текущих дел, уехать на недельку в Дом отдыха "Синий утес" и устроить мозговой штурм. Обком вызвался помочь путевками.
Эта неделя не забудется, наверное, никогда, как и другие недели, проведенные с группой в подобных творческих отпусках. Но та была первая. Нормальные отдыхающие сразу приметили группу мужчин, которые вели себя по меньшей мере странно: на экскурсии не ездили, знакомств не заводили, а сразу после завтрака, обеда или ужина куда-то таинственно исчезали и появлялись в столовой к явному неудовольствию (перезревающих) некоторых дам только к очередной трапезе: "Проектировщики какие-то..."
Если б наши соседки увидели, куда транжирят драгоценное домоотдыховское время "проектировщики", то удивились бы еще больше: почти круглые сутки в накуренной до синевы кухне они снова и снова мусолят одно и то же: "что такое система, что такое цель, функция, структура..." Утвердились правила дискуссии: решение принимается только единогласно, когда последний сомневающийся убежден. И не раз бывало: этот последний заставлял всех остальных переубеждаться самим. В пылу самого жаркого спора каждый может "взять минуту": все замолкают и слушают только его. Критика только конструктивная, раскованность, равенство, свобода самовыражения. И философ (подумать только, – философ!) призывает остальных: "Давайте не будем спорить о терминах, говорите на доступном вам языке, я пойму". Появление в группе философа, и притом такого класса, сразу все изменило. Обсуждения стали более целенаправленными и продуктивными, дело стало продвигаться, и из дома отдыха был уже привезен "сухой остаток" споров – крохотный, страниц на 10, документ под многообещающим названием "Основы системного подхода". Он состоял, правда, из одних определений, зачастую афористичных, например: "Система – это тень цели на среде" или "Все есть все, но не во всех отношениях", понятных лишь тем, кто их сочинял и совершенно недоступных непосвященным. Но эта была уже реальная основа для будущей работы Итогом работы Комплексной группы по методологии системного анализа были несколько книг, вышедших сначала в Томске, а потом в центральных издательствах. Они стали своеобразной классикой, на которой выросла томская научная школа прикладного системного анализа, насчитывающая в настоящее время не одного доктора наук.. А главным итогом было то, что малознакомые прежде друг другу и разноязычные представители различных наук сумели найти общий язык, преодолеть психологический барьер взаимного общения и создали неформальный научный коллектив, которому суждено было сыграть ведущую роль во всей истории АСУ ТО.
Copyright © 2010 Факультет информатики Томского государственного университета  
  Служба сервера